Лукоянов

Вместо предисловия Тенере негромко порыкивает 110 сильным движком в преддверии очередной поездки. И, хотя он легко прорезает многокилометровые московские пробки, ему скучно в суете столичных улиц. Его стихия — дальнобой. Его манит загадочная линия, которую люди называют «горизонт». Там, где [...]