Просыпаюсь. Рука инстинктивно тянется под подушку. Деньги, документы, ключи от машины , все на месте. Девченки еще спят, поэтому я тихонько выползаю на улицу с фотоаппаратом в руках. А там такая красотища:

Небо — вот оно, рядом, до облаков можно дотянуться рукам, потрогать их 🙂 Прогуливаюсь по территории кемпинга. Любуюсь красотами.

На встречу попадается старичок-боровичок. Внимательно смотрим друг на друга. Старичок обводит рукой окрестности, бьет себя в грудь: «Босс». Не остаюсь в долгу, так же бью себя кулаком в грудь: «Турист». Дальше тишина. На правах гостя, решил представиться первым: «I am russian tourist, want to pay for camping» (я турист из России, хочу расплатиться за кемпинг). Дедушка смотрит на меня круглыми глазами и продолжает молчать. Странно… Разбиваю фразу на две. По слогам довожу информацию, что я русский турист.

— Рашн? в ответ спрашивает дедушка.
— Ес, ес, рашн! радостно отвечаю я.

Дедушка задумчиво пожимает плечами.

Очень странно. Не так и далеко мы забрались от центральных трасс, что бы здесь не слышали о России. Да и с английским вроде как проблем не возникало нигде. Делаю последнюю, очень слабую попытку, указываю на себя и говорю:»Руссиш турист». В глазах дедульки появляется неподдельная радость: «Я-я, руссиш турист». После чего несколько раз обходит меня вокруг. Похоже, что мы первые загадочные русские, которых он видит в своей жизни. Дедушка выдает длиннющую фразу на немецком, в которой я не понимаю ровным счетом ничего. «Нихт шпрехен зи дойч» говорю в ответ. Берем ручку, бумагу. Рисую домик, рядом трех человечков, стрелочками рисую время заезда и выезда, символ норвежской кроны, рядом знак вопроса. В ответ дедушка рисует число — 400. вполне терпимо. Около 1 500 руб. за двухкомнатный домик с кухней.

Девченки еще не проснулись, поэтому решил разведать на тему санузла. Санузел на улице, общий. Состоит из нескольких очень чистых кабинок. В кабинке умывальник и туалет. Захожу в одну из них. Практически одновременно в соседнюю заходит мужчина. Слышно, как он ногой бьется об унитаз и через мгновенье слышен отборный русский мат. Как приятно вдали от родины услышать знакомую речь. Покинув санузел, знакомимся. Сергей, альпинист, из Челябинска. Путешествует с немецкими друзьями по Норвегии. Один из его друзей — бывший советский. Уехал в Германию во время перестройки. Так и остался там.

Возвращаюсь в домик. Девченки уже проснулись и готовят еду в цивильных условиях. Здесь же сушатся палатки и одежда.

Ленка приготовила целую кастрюльку обалденно вкусной тушенки с макаронами, которую мы и умяли без остатка. Завариваем чай, заправляем им термос под завязку. Не совсем понятно, когда удастся поесть в цивильных условиях в следующий раз. Потихоньку собираем вещи, грузим их в машину. Пора покидать гостеприимный кемпинг и двигаться дальше в путь.

Так как дорога теперь уже известна, то заезжаем в близлежащий городок и заправляем машину. Рядом с заправкой — небольшая кирка.

Она открыта, можно зайти внутрь, посмотреть. Внутри очень чисто и уютно.

Двигаемся в сторону Къерага. Перевалы идут один за другим.

На одном из них стоит какой-то информационный указатель. Что находится на нем, прочитать не представляется возможным, так как он весь заклеен автомобильным наклейками с указанием стран. Наклейки с нашим триколором не наблюдается. Принимаем решение исправить данное упущение.

Во время движения постоянно делаем остановки, чтобы сфотографироваться. Виды — шикарнейшие! Водопады, озера, просто красивые долины.

Потихонечку приближаемся к Къерагу. Начинаются серпантины. А вот и площадка с автомобильной стоянкой, рестораном. Здесь же старт маршрута на вершину. Но, это завтра. А сегодня нужно искать место для ночлега. Спускаемся дальше, в городок Лиссботен, что находится у начала Люсе-Фьорда. Находим кемпинг. Интересуемся ценой — 200 крон за палатку. Электричество есть, но до него далеко. А места под палатку рядом с электричеством очень неудобные. Хозяин кемпинга предлагает посмотреть домики. С душем и санузлом, но без питания — 600 крон, наличными, ему и мимо кассы. Все понятно, туристическое место. Кстати, это единственное место, где нам предлагали заплатить мимо кассы.

Интересуемся, что еще есть в наличии. Рядом отельчик по системе бэд энд брекфаст. Т.е. номер на сутки, санузел общий на весь отель, завтрак включен. 800 крон за троих. Все равно не дешево. Начинает потихонечку смеркаться. Нужно принимать решение о ночевке. Вспоминаем, что недалеко от старта маршрута на Къераг, в горах, была стоянка диких кемперов. Принимаем решение рискнуть и вернуться вверх по серпантину, чтобы заночевать в горах.

Подъезжаем. Действительно, на голых скалах площадка величиной с футбольное поле. С одного ее края стоят несколько автомобилей. Рядом — установлены три огромные палатки. Неподалеку работает компактный дизель-генератор. Подхожу, здороваюсь, вежливо интересуюсь — не будет ли возражений, если мы недалеко поставим свою палатку. Возражений не поступает. Туристы — немцы-байдарочники, путешествуют по Норвегии с байдарками в поисках интересных сплавов.

Вытаскиваем из машины палатку и ищем место под установку. Почти вся площадка усеяна бараньими каками. А наглые барашки стоят рядом и внимательно за нами наблюдают. В общем, с горем пополам очищаем небольшой пятачок под палатку, и пытаемся установить растяжки. Оказывается, это не так просто. Земли практически нет, голый камень, и воткнуть колышки становиться нетривиальной задачей. С горем пополам справляемся и с ней. Перетаскиваем вещи из машины в палатку. Ленка готовит нехитрый ужин — хлеб с сыром, купленным еще на пароме, остатки чая из термоса, заправленного еще утром. Все съедаем без остатка. Электричества нет, все удобства на улице. Спать придется практически на голых камнях. Романтика.

Рядом немецкая молодежь играет в какую-то игру, на подобии наших жмурок. Смысла игры до конца не уловил. Вроде как участники разбиваются на пары, одному в паре завязывают глаза, а второй должен его куда-то вести. Из расчета, что вокруг обрывы, наличие сопровождающего у того, кому завязывают глаза, весьма актуально 🙂

Вообще, у немцев все очень культурно и вежливо. Когда ставили палатку, единственное удобное место было рядом с генератором. Немцы, не спрашивая нас, оттащили генератор в сторону. Немецких палаток три — в одной взрослые, в другой — мальчики, в третьей — девочки. Употребление немцами сигарет и алкоголя замечено не было, тем более молодежью.